Фуксия Данлоп — Суп из акульего плавника

Фуксия Данлоп - Суп из акульего плавника - фото

Фуксия Данлоп. Суп из акульего плавника

Много ли мы с вами знаем о Китае? Великая стена, цитатник Мао, изобретение бумаги и пороха, опиумные войны, иероглифы, хунвейбины, свинина в кисло-сладком соусе — в общем, практически ничего. Примерно тем же набором обрывочных стереотипов обладала и Фуксия Данлоп в 1994 году, когда она получила грант для поездки в Китай, чтобы изучать там проблемы национальных меньшинств. Приехала — и пропала, через немного времени обнаружив себя не за университетской партой, а на учебной кухне местного кулинарного училища, преподаватели и студенты которого были одинаково удивлены первой в истории иностранке, которой взбрело в голову изучать кухню Сычуани.

Как вы уже догадались, к изучению актуальных проблем национальных меньшинств Фуксия уже так и не вернулась, вместо этого целиком и полностью отдавшись во власть кухни Китая с его необычной палитрой цветов, вкусовых комбинаций и необычных ощущений вроде легкого онемения губ и языка, которое вызывает сычуаньский перец. Впрочем, ограничься Фу Ся, как называют ее китайцы, только этим, и книга «Суп из акульего плавника» вряд ли бы увидела свет: но одно только перечисление тех необычных, неожиданных и даже пугающих кушаний, что ей удалось отведать в Поднебесной, уже способно шокировать слабых духом. Мозги, требуха, заячьи головы, насекомые, желудки воробьев, змеи, собачатина, ящерицы, бычьи пенисы и все в таком духе — это даже не попытка привести список поглощенных Фуксией блюд, а лишь несколько примеров.

Но книжка, разумеется, не об обжорстве и даже не о тех блюдах, упоминание которых заставит среднего европейца содрогнуться: хотя эта тема и проходит красной нитью через все повествование, его основой является все-таки рассказ о Китае, таком огромном и многогранном, его культуре, такой древней и самобытной, и его жителях, таких непохожих на нас. Роман автора с Китаем начинается в столице Сычуани городе Чэнду, но затем Фуксия рассказывает и о других регионах Китая, от Кашгара до Янчжоу и от Тибета до Пекина. Те, кто знает о китайской кухне лишь понаслышке, будут немало удивлены, узнав, что ее, в принципе, не существует — блюда в разных частях страны различаются ничуть не меньше, чем итальянская кухня отличается от французской или испанской.

И все-таки Фуксию Данлоп не зря выделяли среди молодых исследователей, и грант явно достался ей тоже не просто так: еще одним пластом, который скрыт в тексте, являются различные проблемы современного Китая — перенаселение, загрязнение, наследие коммунистического режима, социальная напряженность и другие — которые рассматриваются через призму еды. Скажем, в книге нашлось объяснение тому, почему в китайских ресторанах обычно оперируют такими циклопическими порциями, которые нипочем не съесть в одиночку, даже если ты дико голоден. Как я и предполагал, причина в том, что в Китае никто не заказывает блюдо для себя, все ставится на общий стол, но это лишь одна сторона медали: тот факт, что китайцы просто-напросто отъедаются, пережив десятилетия настоящего голода, который закончился совсем недавно, и что в ресторанах Китая выбрасывается огромная часть несъеденного, в голову мне не приходил.

Какой-либо драмы или «рояля в кустах» в книге не наблюдается — это просто мемуары, записки человека, влюбленного в Китай, хотя и не всегда согласного с тем, что в нем происходит. Такое неспешное, подробное повествование располагает к расслабляющему чтению: «Суп из акульего плавника» приятно читать перед сном или во время долгой дороги, главное — держать себя в руках, потому что некоторые описания у Фуксии Данлоп получились довольно-таки аппетитными. Впрочем, если вы робкого десятка, весьма вероятно и обратное — мне не раз встречались отзывы тех, кто содрогался, представляя описанные в книге кушанья. Я же хотел ее прочитать уже очень давно, а прочитав, остался очень доволен.

Напоследок скажу пару слов о переводе. Как это часто у нас бывает, переводчик оказался не очень сведущ в вопросах кулинарии, в результате чего кумин привычно стал тмином, а на свет появились термины вроде «глубокой прожарки» (в то время как на самом деле deep-fried — это жарка во фритюре). Но «Суп из акульего плавника» — не кулинарная книга, а повествовательная часть переведена очень и очень неплохо, так что переводу я готов поставить твердую четверку с плюсом.

Суп из акульего плавника на www.ozon.ru

Комментарии
1 svetikona 28 января 2020Ответить

Ну да… Трудности перевода присутствуют)) Как раз пару недель назад купила, интересен взгляд изнутри. Стиль автора мне скучноват, честно, женщины редко бывают лёгкими писателями или сценаристами. То ли дело весёлые пьющие кулинары-мужчины!

2 Алексей Онегин 28 января 2020Ответить

Ну не знаю, мне книжка понравилась, и к автору претензий не было. А перевод — ну что перевод. Я в своё время именно поэтому и перестал покупать переводные кулинарные книги, перейдя на оригиналы — слишком много косяков, которые могут прямо повлиять на результат.

3 svetikona 28 января 2020Ответить

Я просто давно уже не читатель и не получаю удовольствие от столь медленного носителя информации. Околокулинарное могу, но медленно. В данном случае — не зажигательное чтиво, в отличие от того же почившего Бурдена.