Путевые заметки Алексея Онегина
Обрывки впечатлений
О слонах, вишнях и пивоварнях – Бельгия.

Заключительная (на этот раз) заметка о Бельгии снова касается пивной темы – что неудивительно, ведь ездили мы не куда-нибудь, а на Брюссельский пивной фестиваль, попутно побывав на нескольких пивоварнях. Первой – и самой для меня показательной – оказалась семейная пивоварня Huyghe (читается как “Хёге”), где варится знаменитое пиво Delirium Tremens. Этот розовый слон, ставший его эмблемой, вам хорошо знаком – хотя сварит это пиво наши пивовары, его символом был бы не слон, а белка, если вы понимаете, о чем я.

О слонах, вишнях и пивоварнях - Бельгия. фото
В гостях у розового слона.

О слонах, вишнях и пивоварнях - Бельгия. фото
Главный вдохновенно рассказывает о том, как он рад нас видеть.

Понятное дело, мне, как человеку, который рассматривает пиво исключительно с позиций потребителя, визит на пивоварню тоже был интересен именно с этой стороны – познавательно-эстетической. С эстетизмом на Huyghe вроде бы полный порядок: с одной стороны – все скрежещет, куда-то едет, бабахает и жужжит, как на заводе по производству терминаторов T-1000. Пикантности картинке добавляет тот факт, что по конвейеру едут не терминаторы, а бутылки с розовым слоном – продукт знакомый и любимый (хотя после этой поездки я еще нескоро начну по нему скучать).

О слонах, вишнях и пивоварнях - Бельгия. фото
Эти бутылки только что прошли процедуру обертывания фольгой.
Магерфест-2011.

В этом году фестиваль независимых пивоварен Магерфест прошел не на излете лета, а в середине июня. Этому можно назвать множество причин – например, логичность привязки пивного фестиваля № 1 в пивной столице России к быстротечному периоду белых ночей (по отношению к белым ночам, кстати, легко распознать коренных петербуржцев – для них это зачастую лишь помеха глубокому, здоровому сну).

Магерфест-2011. фото


В фокусе Магерфеста – пиво: в этом году его было более 70 сортов.

Магерфест-2011. фото


Но при желании можно было просто сразиться в дартс.

Магерфест-2011. фото


Помимо пива, на фестивале были представлены сидр и квас.

Впрочем, в самой железобетонной из этих причин романтики ничуть не меньше, зато логики куда как больше: именно в эти дни в Петербург прибыла яхта, груженая Российским императорским стаутом, сваренным на 14 английских пивоварнях специально для проекта “The Great Baltic Adventure”.

Магерфест-2011. фото


С утра прошел дождь, и какой! К счастью, к полудню о нем напоминали лишь капли на хроме.

Магерфест-2011. фото


Именно в этой бочке стаут проделал весь путь из Лондона в Петербург, что не преминуло сказаться на его вкусе.

Магерфест-2011. фото


То, чего так не хватало в прошлом году.

“Российский” в названии этого сорта пива неслучайно – именно такой эль когда-то поставляли лондонские пивовары ко двору Екатерины II, а для того, чтобы он выдержал долгое путешествие по морю, делали его более крепким и плотным. В 2011 году, спустя более чем два века после кончины самой известной любительницы Российского императорского стаута, группа английских пивоваров решила повторить легендарный маршрут. В общем, принимая во внимание это историческое событие, перенос Магерфеста на июнь вполне оправдан.

Магерфест-2010.

Второй год кряду в Санкт-Петербурге проходил музыкальный фестиваль в поддержку независимых пивоварен “Магерфест”. В этом году на фестивале было представлено 52 сорта пива – и среди них ни одного безликого продукта от гигантов пивоваренной промышленности, все сплошь самобытные сорта, представленные небольшими пивоварнями России, Бельгии, Великобритании, Германии и других “пивных” стран. Эти слова – как мед на душу любого ценителя хорошего пива, но и реализация, что отрадно, не подкачала. Прошлогодний “Магерфест” был на редкость удачным для “первого блина”, и в этом году от организаторов требовалось лишь закрепить достигнутый успех. Они не подвели. О том, как это было – в моем фотоотчете, посвященном третьему, заключительному дню Магерфеста-2010.

Магерфест-2010. фото

Выбор пива на Магерфесте – разговор особый. Он, этот выбор, буквально провоцировал попробовать все и сразу – например, St. Peter’s Ale и Delirium Tremens. Последний – весьма известный бельгийский сорт (розовый слоник на кепке этого молодого человека – логотип этого пива, название которого переводится с латыни как “белая горячка”).

Открытый рынок – Хельсинки, Финляндия

Если вас занесет субботним утром в Хельсинки – не забудьте посетить открытый рынок, который работает в гавани, недалеко от центра (впрочем, там все недалеко). Он, правда, не такой гламурный, как старый крытый рынок, но все равно очень интересно.

Открытый рынок - Хельсинки, Финляндия фото

Рыбаки торгуют свежим уловом или копченой рыбой прямо со своих лодок.

Открытый рынок - Хельсинки, Финляндия фото

Сезонные фрукты на прилавках высятся горами.

Старый рынок – Хельсинки, Финляндия

Продолжаем наше путешествие по рынкам мира. Где мы только не были – от Риги до Лиона, от Антверпена до Санта-Круса… Теперь на очереди рынок Хельсинки. Точнее, даже два рынка – один находится в старом здании в гавани Хельсинки, а второй раскинулся под открытым небом в непосредственной близости от первого. И тот, и другой являются известными туристическими достопримечательностями, и я постараюсь показать, почему. Но обо всем по порядку.

Старый рынок - Хельсинки, Финляндия фото

Здание рынка – небольшое и очень уютное. Оно было построено в 1888 году, и в не слишком изобилующем архитектурными красотами Хельсинки само по себе вполне сойдет за полновесную достопримечательность.

На первый взгляд, старый рынок рассчитан в первую очередь на туристов.

Старый рынок - Хельсинки, Финляндия фото

В действительности же здесь довольно много местных жителей. Причина проста – рынок изобилует рыбой и морепродуктами, дарами щедрой Балтики.

Помогите на бухло – Санкт-Петербург.

Всегда приятно, когда люди не пытаются водить тебя за нос, а честно и открыто дают понять, что им нужно.

Помогите на бухло - Санкт-Петербург. фото

Этих красавцев я сфотографировал на Садовой, недалеко от перекрестка с Невским – кто не в курсе, это самый центр.

А буквально только что наблюдал другую картину, не менее хрестоматийную. Фотоаппарата с собой не было, так что представляйте. Спальный район. Хрущевки. На лавочке возле парадной (простите, подъезда) сидят мужики и… едят суши. Палочками.

Сколько лет живу на этом свете, столько же не перестаю удивляться тому, какой дивный у нас город и какие удивительные люди его населяют. Приезжайте, не пожалеете.

PS: Нет, конечно, все это – гнуснейшая инсинуация. Питер вовсе не такой, на самом деле он такой:

Помогите на бухло - Санкт-Петербург. фото

Гордость и величие, да.

Франция с севера на юг. Сказки города ткачей (Лион). Часть четвертая

(начало здесь)

В своем повествовании я намеренно не касался одного немаловажного аспекта – цен. Намеренно потому, что это тема для отдельного разговора. Проще всего, разумеется, было бы заявить “у них все очень дорого”, благо это похоже на правду, и я сперва, признаюсь, тоже так думал. Действительно, цены не только на лионском рынке, но и во Франции вообще, отличаются от наших в большую сторону, и порой довольно существенно. С одной стороны, виной тому экономическое благополучие – население Франции, одной из самых богатых стран мира, может себе позволить платить за колбасу или килограмм помидоров в несколько раз больше, чем россияне. С другой, цена, как известно, не в последнюю очередь зависит от качества, а с этим здесь все в полном порядке. По моим скромным прикидкам, нижняя планка качества продуктов, увиденных на лионском рынке, будь то овощи или мясо, начинается на уровне, который в России принято преподносить как полнейший эксклюзив, товары для избранных. Да, французский помидор супротив нашего – действительно “золотое яблоко”, как это следует из названия. Вот только не найдете вы на французском рынке наших бледных, водянистых и безвкусных помидоров, точно так же, как и у нас за любые деньги не купить такой, пузатый, ярко-красный, ароматный и мясистый плод, что в изобилии лежат на прилавках Парижа, Лиона и Марселя. То же касается и остальных продуктов, начиная мясом и рыбой и заканчивая вином и пивом, которое французы везут из Бельгии, что, впрочем, не сильно сказывается на цене. Что же до всего остального – цен на недвижимость, коммунальные услуги, связь, медицину, автомобили, бензин, образование и так далее, словом, всего того, что вообще-то и определяет дороговизну или дешевизну той или иной страны, то от комментариев я воздержусь. Для этого нужно подольше пожить во Франции и изучить ситуацию изнутри.

Франция с севера на юг. Сказки города ткачей (Лион). Часть четвертая фото


Выпечка, сладкая и не совсем.

Итак, я прервал свой рассказ на том, как мы заглянули в бар, верно? Крохотным баром напротив моста Guillotiere (и рядом с обязательной каруселью) заведует мускулистый, сурового вида мужик, который беседовал с парой товарищей, отиравшихся у стойки. Несколько столиков, с десяток плакатов знаменитых футболистов “Лиона” и всей команды, удачное расположение да кран с пивом Kronenburg 1664 (тут уж без сюрпризов) – вот тот минимум, который необходим, чтобы открыть бар в центре Лиона. Я взял бокал, пенная шапка на котором неуклюже покосилась и перевалилась через край, и развернул карту.

Франция с севера на юг. Сказки города ткачей (Лион). Часть третья.

(начало здесь)

Знаете, есть такие сумасшедшие – и их, кстати, весьма немало, – которые, попав в незнакомый город, в обязательном порядке посещают его центральный рынок. Покупать что-либо при этом совершенно необязательно. Навязчивая тяга пройтись по рынку по своей природе сродни вуайеризму: главное наслаждение получаешь, разглядывая торговые ряды, продавцов и их товар. Именно поэтому, выйдя на площадь Белькур, мы повернули направо, вышли на берег Роны и перешли через мост.

Франция с севера на юг. Сказки города ткачей (Лион). Часть третья. фото


Ранним утром на воскресном рынке Лиона полно народу.

Утро едва перешло из своей ранней стадии в ту, которую деловые люди застают уже на рабочем месте, а лежебоки не застают вообще никогда. Ласково светило теплое ноябрьское солнце – да, я понимаю, каким бредом могут показаться эти слова жителям средней полосы России, но поверьте, все было именно так. Воскресный рынок шумел уже вовсю – торговцы начинают работать ранним утром с намерением к полудню разойтись по домам. Окинув взглядом ряды прилавков – большей частью с разнообразной снедью, я вдруг отчего-то подумал, что ничего не ел с самого утра. Мысль о круассане быстро улетучилась, едва мы ступили на набережную: я увидел их.

В смысле, устриц.

Франция с севера на юг. Виноградники Бургундии. Часть первая.

(начало здесь)

Привычные кофе с круассаном – вот и все, что нужно для того, чтобы как следует взбодриться ранним утром, особенно если накануне вечером вы случайно не злоупотребили вином. Традиционный утренний визит на площадь – посмотреть на Реймсский собор при свете дня, сфотографировать да заглянуть внутрь. Определенно, снаружи он красивее ночью, а вот внутри как раз при солнечном свете, проникающем внутрь сквозь огромные витражи. Пока я любовался разноцветными переливами, мимо прошел мужчина, неистово завывавший, а потом его и вовсе стали корчить бесы. Не знаю уж, был ли это религиозный экстаз или совсем даже наоборот, но мы решили убраться подобру-поздорову, благо беглый осмотр витражей был завершен, а остальное убранство мы рассмотрели еще вчера вечером. Дальше все по привычному плану – рассчитаться за номер, забросить чемоданы в багажник, заплатить за стоянку и в путь, скорее, скорее, Труа ждет! Со “скорее”, впрочем, вышел небольшой конфуз – еще вчера мы заметили, что часть улиц Реймса перекопана из-за ремонта, но для нашего навигатора это оказалось в новинку. Терпеть не могу терять время, не зная, приближает это тебя к цели или, наоборот, отдаляет – но наконец, вдоволь поколесив по кругу и как следует почертыхавшись, мы покинули не хотевший отпускать нас Реймс и направились в сторону Труа.

Франция с севера на юг. Виноградники Бургундии. Часть первая. фото


Классический вид на Труа с обязательной для всех французских городов каруселью

От Реймса до Труа – 120 с небольшим километров, или час двадцать быстрым ходом. Двигаясь по шоссе, вы довольно скоро оставите по левую руку город Шалон-ан-Шампань, ту самую столицу региона, о который уже говорилось выше, а оставшиеся две трети пути пройдут мимо совсем уж маленьких городков и деревень, возможно, достойных посещения, но с Труа не идущих ни в какое сравнение. Потому и рассказывать о них мы не будем.

Франция с севера на юг. Виноградники Бургундии. Часть первая. фото


Отель-де-Вилль

Название города Труа, точнее, производную от него, каждый слышит или даже использует довольно часто, ведь именно в этом городе, где в Средние Века кипела бурная торговля, зародилась тройская система мер – и тройская унция, равная порядка 31,10 граммов, до сих пор применяется в ювелирном деле и некоторых других областях. Стоит Труа на реке Сене, которую мы уже видели в Париже и Руане, помимо тройской унции славится своими витражами и историческим центром, который полон нетронутых многочисленными войнами фахверковых домов, церквей, соборов и других зданий.

Франция с севера на юг. Две столицы (Шампань-Арденны). Часть третья.

(начало здесь)

Следующий этап ферментации происходит с добавлением сахара и дрожжей, культура которых у каждого производителя своя, и держится в строжайшем секрете. Шампанское в бутылке, пока еще заткнутой обычной кроненпробкой, вызревает в течение как минимум полутора, а для особо удачных урожаев – трех лет, после чего его начинают готовить к удалению дрожжевого осадка. Для этого каждый день бутылку шампанского наклоняют на определенный угол так, чтобы через 6-8 недель она находилась в вертикальном положении, вниз горлышком, возле которого и собирается весь осадок. Затем горлышко замораживают и образовавшуюся сверху ледяную “пробку” аккуратно удаляют. Раньше этот процесс требовал особых умения и сноровки, чтобы минимизировать количество вина, которое пропадает вместе с осадком, но сейчас он автоматизирован и потери ценного продукта уже не столь велики.

Франция с севера на юг. Две столицы (Шампань-Арденны). Часть третья. фото


Бочки с вином выглядят красиво и дорого, как и конечный продукт

После удаления осадка – дегоржирования – к вину добавляют особый сироп (нужно ли говорить, что каждый производитель охраняет рецепт своего сиропа как зеницу ока?..), после чего бутылку закупоривают знакомой каждому пробкой и выдерживают еще какое-то время, в зависимости от марки.

Франция с севера на юг. Две столицы (Шампань-Арденны). Часть третья. фото


Штабеля пыльных бутылок – такие, конечно, никому не продашь