Путевые заметки Алексея Онегина
Обрывки впечатлений

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.

(начало здесь)

Дальнейший маршрут пролегал по островам Сите и Сен-Луи. В самом начале своего повествования я уже упоминал о том, что это для меня “обязательная программа”, без которой поездка в Париж – деньги на ветер. Но то было раньше, еще до того, как мы намотали на шины тысячи километров французских шоссе. Теперь все смотрелось немного иначе. Знаменитый Нотр-дам де Пари, к примеру, уже не потрясал своим величием – хотя бы потому, что рядом с соборами в Руане, Амьене и Реймсе он бы смотрелся более чем скромно. Безумные по провинциальным меркам толпы туристов, оторваться от которых удавалось лишь в небольших переулках, начинали раздражать – себя мы, гостящие во Франции уже аж почти две недели, туристами, понятное дело, не считали.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


Любая туристическая активность в Париже имеет вполне определенный гастрономический уклон.

И даже устрицы, мои маленькие двустворчатые друзья, поданные с бутылкой прохладного белого вина в одной из брассри на острове Сен-Луи, не шли ни в какое сравнение со своими товарками с рынка в Лионе. Одним словом, и без того переполненный впечатлениями, я не смог как следует насладиться самим фактом своего нахождения в Париже, как то было раньше. Как ни прискорбно. Поэтому сейчас я сделаю лирическое отступление и заполню паузу небольшим разъяснением о том, что такое “брассри”.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


Домен де Шантийи. Осень ощущается гораздо отчетливее, чем в Провансе

Я уже упоминал это слово раньше, когда рассказывал про Лион и сеть заведений, открытых Полем Бокюзом. Впервые я узнал слово “брассри”, лишь попав в Париж: не слишком благозвучное для русского уха, оно у нас практически неизвестно. Заведения общепита с французским уклоном, которые не дотягивают до гордого звания ресторана, у нас обычно называют “бистро”. Во Франции бистро тоже встречаются, но большинство недорогих заведений с простой по здешним меркам кухней носят название brasserie – видимо потому, что такие брассри, в отличие от bistro, выгодно отличаются от последних наличием разных излишеств вроде обслуживающего персонала и меню (впрочем, такая классификация представляется мне изрядно устаревшей). Тем же словом во Франции называют пивоварни, в связи с чем на русский язык brasserie часто переводят как “пивная”.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


Он же, но с гораздо более близкого расстояния

Не дайте себя обмануть – на самом деле это никакая не пивная (хотя пиво в ней, безусловно, подают), а недорогой и чаще всего приличный ресторанчик, предлагающий напитки и набор блюд, достаточный, чтобы утолить голод и получить удовольствие. К другому несомненному достоинству брассри относится то, что большинство из них работает с утра и до вечера, в то время как подавляющее большинство ресторанов, напротив, открыты лишь в часы обеда и ужина. Известность брассри такова, что за границей (но, разумеется, не в России) словом Brasserie порой называют французские рестораны со всеми положенными атрибутами, вроде скатертей, вышколенной обслуги, изысканных блюд и соответствующим всему этому уровнем цен.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


…А в домене находится действующая школа верховой езды.

За всеми прогулками незаметно наступил вечер. Как бы я, сам того не желая, ни принижал красоты Парижа, с наступлением темноты он бесподобен. Прогуливаясь по вечерней Сене, с великолепными, красиво освещенными зданиями по обоим берегам, с мерцающим вдалеке силуэтом Эйфелевой башни, испытываешь мало с чем сравнимое благоговение, хочется растянуть это мгновение насколько возможно, и о том, что наступает пора отходить ко сну, не хочется даже думать.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


Приближаемся к Шато де Шантийи. Вокруг прекрасного замка расставлены не менее прекрасные статуи.

А надо.

От нашего почти закончившегося путешествия оставался еще один день. Мы уже решили, что проведем его за пределами Парижа, откуда можно добраться до множества замков и просто красивых городков, которыми так богат регион Иль-де-Франс. Версаль был отметен сразу: во-первых, каждому известно, что наш Петр I строил Петергоф по его образцу, а раз так, значит, кто видел Петергоф, тот видел и Версаль. Во-вторых, после всех уже увиденных нами красот мы вряд ли смогли бы оценить Версаль по достоинству. Посещение Диснейленда тоже было решено отложить до следующего раза. Из оставшихся вариантов выбор был сделан очень просто: я ткнул пальцем в фотографию на экране ноутбука и сказал: “Хочу туда!” “Туда” оказалось городом Шантийи, что в 40 километрах от Парижа, а привлекшая меня фотография изображала замок с ажурными шпилями, венчавшими стройные башни. До этих пор мне был известен только крем Шантийи – тот, что из взбитых сливок, и подается обычно со сладкой выпечкой. Настало время расширить свои горизонты.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


Еще немного красивого замка и красивых статуй.

Расширять горизонты, будучи во Франции, весьма несложно. К тому, что все красоты здесь находятся в двух шагах друг от друга, привыкаешь быстро, а чрезвычайно развитая сеть общественного транспорта не позволяет тем, у кого нет автомобиля (например, уже нет – как в нашем случае), чувствовать себя людьми второго сорта. 40 километров – вроде бы не так уж и мало, но несколько остановок на метро, чуть больше получаса на быстром пригородном поезде, и мы уже на месте.

Франция с севера на юг. Париж, мы еще вернемся!.. Часть вторая.  фото


И снова Шато де Шантийи. Готовьтесь – ближайший десяток фотографий будет посвящен ему, но он того стоит, правда.

Именно здесь, в Шантийи, я окончательно признал наступление осени, несмотря на ее тонкие намеки еще в Провансе и прямолинейную, без намеков, парижскую морось. Слишком уж красиво – парк наискосок от станции, в сторону замка, был буквально пронизан дыханием осени, листья шуршали под ногами, а белоснежные, в черных мундирах сороки порхали наверху, теряясь в лучах угасающего, но еще ой какого яркого солнца. Неспешная прогулка по лесопарку выдалась на редкость приятной, сороки не давали скучать, и даже охотно позировали. Наконец деревья разошлись в стороны и нашим взорам открылось широкое, просторное поле с ипподромом и видневшимся вдалеке замком. Мысль о том, почему замок не похож на собственную фотографию, не давала мне покоя, пока мы к нему не приблизились, разгадка же была проста – это был не замок (в смысле шато де Шантийи), а домен, тоже красивый, внушительных размеров особняк, в котором сейчас находится не то конно-спортивный кружок, не то какое-то иное место встреч людей, небезразличных к лошадям. Я сунулся было во внутренний двор, сфотографировать двух наездниц, весьма уверенно державшихся в седле, но одна из них тут же подъехала к нам, и, внимательно глядя сверху вниз, что-то проговорила. Впрочем, в данном случае в кои-то веки удалось безболезненно обойтись без знания французского, и без перевода понятно – посторонним в., пожалуйте на выход. Пришлось пожаловать.

(продолжение здесь)

5545564

Комментарии