Сладкие штучки финской столицы

Предприятие Fazer, которое выпускает различные конфеты и прочие сладости, вам, конечно же, хорошо известно. И хотя весь мир потешается над патологическим неумением финнов вкусно готовить и вкусно есть (ладно, не весь – Исландия с ее традиционным блюдом “тухлая акула” нервно курит в сторонке), пример Карла Фацера доказывает, что даже из этого правила есть исключения.

В конце XIX столетия он открыл французско-русскую кондитерскую в самом сердце Хельсинки, а сейчас она, словно магнит, притягивает сладкоежек со всего города, как местных, так и заезжих. Я тоже не прошел мимо, и снял небольшой репортаж о том, какие пирожные, конфеты и прочие вкусности могут повстречаться тому, кто пойдет по моим стопам.

Немаленькое по здешним меркам помещение делится на две половины – на одной из них продают конфеты, торты и пирожные на вынос, очередь тут если и есть, то обычно небольшая. Здесь все прилично, основательно – красочные упаковки, подарочные наборы, торты, которые украшают тут же за стеклом (увы, в тот момент, когда я был в кафе, никакой активности там не наблюдалось – а раньше, бывало, проворные кондитеры украшали десятки тортов одновременно).

Монополия как сомнительное средство борьбы с алкоголизмом

Как известно, с проблемой алкоголизма в разных странах борются по-разному. Где-то не борются вообще – других дел хватает. Где-то полагаются на социальную рекламу и другие способы повышения сознательности. Но считается, что наиболее эффективный метод все-таки лежит в области репрессий – если сделать алкоголь менее доступным, подняв его цену, сократив разрешенное время продажи или вообще убрав с прилавков, его потребление снизится.

В рейтинге потребления алкоголя на душу населения наша страна традиционно занимает первые строчки, но мы не единственные, кто вынужден решать эту проблему. И какими бы убедительными ни были рассказы о том, что-де на Руси всегда пили, пьют и пить будут, наиболее самоотверженных алкашей я видел не в России, а в соседней Финляндии. Чартер из Хельсинки – прекрасное место, чтобы расширить свои представления о человеческих возможностях: стюард, проходящий по рядам, останавливался у каждого (sic!) пассажира, который заказывал стандартный набор – маленькая бутылочка шампанского, баночка водки, баночка томатного сока. Вместо шампанского иногда было вино или пиво, вместо водки джин или виски, вместо сока тоник или кола. Этим разнообразие исчерпывалось. Пройдя до конца салона, стюард вернулся и снова начал свой путь, а потом проделал это еще раз. В отличие от наших людей на отдыхе, финские туристы не вставали со своих мест, объединяясь по интересам, не пытались познакомиться с симпатичными дамами и, к счастью, не устраивали драк. Им было не до этого. Они были сосредоточены настолько, словно занимались самым важным делом в жизни. Когда по прилету каждый второй выходил из самолета, держась за стену, я не удивился, хотя не видел такого ни до, ни после.

В Финляндии, как и по всей Скандинавии, установлена государственная монополия на торговлю алкоголем, но проблемы если не алкоголизма, то во всяком случае высокого потребления спиртного полностью решить она не в состоянии: его уровень остается одним из самых высоких в мире.

И именно в этом месте мой внутренний экономист чувствует какой-то подвох.

Скотобойня для финских хипстеров

Попасть сюда я задумал еще в свою прошлую поездку в финскую столицу, а попал только сейчас, год спустя: Хельсинки, город даром что не большой, размазан по карте что твой плавленый сыр по краюхе ржаного хлеба, и добраться до некоторых мест пешком – вызов не для слабых духом. В итоге я попал на скотобойню на автобусе – такой идет из самого центра, и в отсутствие пробок дорога занимает буквально десять минут. Совсем не то, что сбивать ноги в кровь, топая по хельсинским улицам.

И вот она, скотобойня. Кровь здесь уже давно не льется, а название осталось. Теперь бывшее здание скотобойни стало прибежищем финских хипстеров, которые устроили здесь разные ресторанчики и кофейни, макаронную фабрику, местную радиостанцию и даже спиртзавод. Вот я и решил добраться до скотобойни и проверить, так ли ультрамодны хипстеры Хельсинки, как они себе воображают.

Раскинувшийся пейзаж радовал глаз, все признаки модного городского пространства были налицо: велопарковки, зеленые лужайки, гамаки, деревянные ящики с заботливо высаженной зеленью, ярко раскрашенные бочки, ларьки со стритфудом и прочие приметы времени. Не хватало только одного: людей.

Урбанистика пришла на смену стартапам

— Мама, папа, это Геннадий. Он известный блогер,
фрилансер-копирайтер и специалист по новым медиа.

— Боже, опять урода в дом привела.

(вместо эпиграфа)

Несколько лет назад в моде были стартапы. Скрытым стартапером считал себя каждый второй, а коворкинги возникали, как грибы после дождя. Ведь каждому понятно, что заниматься стартапом можно только в коворкинге, стараясь не пролить кофе, заваренный в кемексе, на клавиатуру макбука.

Похоже, с тех пор стартаперы слегка присмирели, а может, просто родители стали давать меньше денег. Так или иначе, социально активная молодежь нашла себе новое занятие: урбанистика. По крайней мере, скрытым урбанистом сейчас себя считает каждый второй, да и занятие это, не в пример стартапам, вложений почти не требует – знай себе верти головой да участвуй в воркшопах по организации городских пространств. Со всей этой суетой мы начали забывать о том, откуда взялась урбанистика и зачем она нужна.

Википедия утверждает, что первыми урбанистами были Платон и Аристотель, но это не совсем так. Современную урбанистику в том виде, в котором ее пропагандируют модные блогеры, придумали шведы с финнами и прочими скандинавами, причем придумали по весьма банальной причине. Не самый приятный при-, а то и заполярный климат, социальная отчужденность, связывающая по рукам-ногам оголтелая толерантность и – как будто всего этого мало – высокие цены на алкоголь. Прибавьте к этому тот факт, что за окном у вас какой-нибудь Мальмё, а то и Хельсинки, и вы поймете, отчего в тех краях столь высокая статистика самоубийств.

Надеюсь, все понятно объяснил? Современная урбанистика – это не про то, как сделать городское пространство комфортным для жизни, хотя и про это тоже. В первую очередь современная урбанистика – это про то, как сделать так, чтобы измученный лицемерным обществом и вконец загнанный государством средний класс не сошел с ума и не покончил с собой в условиях короткого светового дня, высоких цен на любые развлечения вне дома и полного отсутствия поводов выходить из этого самого дома в случае, если в кармане нет необходимой суммы. А велодорожки, уличные тренажеры, инсталляции и прочий вай-фай – это лишь приманка для того, чтобы вытащить людишек на улицу, где они будут на виду.

Хельсинки: 5 доводов “за” и “против”

Многие жители Петербурга и области считают такой город, как Хельсинки, чуть ли не своим предместьем. Несмотря на внушительное расстояние (почти 400 километров, если ехать на машине) и границу, прохождение которой может занять несколько часов, некоторые ездят туда по несколько раз в год. Еще пару лет назад (не знаю, как сейчас) иметь многолетний финский “шенген” и периодически “прокатывать” визу, то есть бывать в Финляндии, чтобы через несколько лет консульство страны Суоми не отказало в выдаче новой было куда более распространенной практикой, чем делать визу под конкретную поездку.

Само собой, после нескольких заездов в Хельсинки начинаешь думать, что знаешь этот город как свои пять пальцев, и насквозь видишь как его достоинства, так и недостатки. Эту статью я написал как для тех, кто только собирается отправиться в столицу Финляндии, так и для тех, кто бывал там много раз, рассмотрев доводы “за” и “против” Хельсинки по 5 главным аспектам. Если что, я действительно думаю и так, и эдак, поэтому окончательный приговор все же за вами. 🙂

Цены

Против: Не так давно в одной статье про Хельсинки, опубликованной на британском сайте и адресованной жителям Туманного Альбиона, я прочитал совет: “имейте в виду, Финляндия – дорогая страна”. И это при том, что Лондон дешевым тоже никогда не был! Само собой, для россиян Хельсинки был дорогим городом еще до того, как курс евро резко скакнул вверх. Сейчас некоторые цены кажутся и вовсе запредельными – за то, чтобы без фанатизма пообедать или прилично переночевать в столице Финляндии, готовьтесь выложить круглую сумму, куда больше, чем возьмут с вас за то же самое где-нибудь в Средиземноморье. А если в дополнение к этому вы решите заказать пиво в баре или вино в ресторане, с вас попросят совсем уж невменяемых денег.

За: Все это так – и все же Хельсинки всегда был городом для шоппинга для наших соотечественников, и остается им до сих пор. Нет ли здесь парадокса? Нет, и вот почему. Во-первых, хотя сказанное выше на 100% верно для бытовых расходов в финской столице, Хельсинки, как и любой современный мегаполис, предлагает массу вариантов для бюджетных путешественников (а если вы путешествуете на пароме, вам вообще не придется бронировать отель). Во-вторых, цены на европейские марки одежды и обуви в Хельсинки до сих пор остаются ниже наших, а известные каждому периоды распродаж и возможность оформить Tax Free, вернув еще порядка 12-13% от уплаченной суммы, позволяют с легкостью сэкономить на покупках ту сумму, которую придется “переплатить” за саму поездку.

Еда

Против: Если вы, отправляясь в Хельсинки, рассчитываете на гастрономические наслаждения, у меня для вас плохие новости. Доходит до того, что некоторые (не будем показывать пальцем) соседи по объединенной Европе называют финнов нацией, которая патологически несовместима с хорошим вкусом к еде. На первый взгляд, в Хельсинки на каждом углу итальянские рестораны, но придя в один из них, не ожидайте привычного буйства средиземноморских красок и ароматов: вас ждет дорогая (см. выше) и довольно пресная еда, а салаты открывают подчас совершенно дикие сочетания продуктов. Аналогичная судьба постигнет тех, кто будет бродить по Хельсинки в поисках испанской, мексиканской или любой другой кухни: несмотря на знакомые названия, в вашей тарелке будет все та же финская еда, безвкусная и унылая, как поздняя осень на Балтике.

За: При том, что финская интерпретация лучших мировых кухонь подчас крайне далека от оригинала, в Хельсинки немало мест, в которых любителю новых вкусов есть где развернуться в полную силу. Во-первых, это рестораны традиционной финской кухни, которая интересна, в чем-то похожа, а в чем-то отлична от нашей, и изобилует сезонными ингредиентами. Во-вторых, рестораны новой северной кухни – по сути, вас ждет та же финская кухня, но пропущенная через призму лучших мировых тенденций в гастрономии. В-третьих, это просто современные нетуристические рестораны, которые не привязываются к какой-то конкретной кулинарной традиции. В любом случае всем нам стоит поучиться у финнов тому, сколь бережно и изобретательно они используют дары своей скудной природы. Дичь, грибы, сезонные овощи и ягоды, превосходная рыба – все это не оставит вас равнодушным.

Савонлинна: крепость, курорт и кое-что еще – Финляндия

Побывать в городе Савонлинна я хотел уже давно. Главным, да и в общем-то единственным образом – из-за крепости. Слово “линна” переводится с финского именно так – замок, крепость (по-эстонски то же самое, только без последней буквы, так что “Таллин” означает “датская крепость”), и дает исчерпывающий ответ на вопрос, на что тут стоит посмотреть. Впрочем, Савонлинна – это не только крепость: летом здесь проводится оперный фестиваль, а благодаря удобному местоположению Савонлинна является местным курортом.

На первый взгляд Савонлинна выглядит как обычный финский город, то есть по нашим меркам – сонная деревня. Пустые, словно вымершие улицы. Может создаться впечатление, что причиной тому зима, но летом картина если и меняется, то не сильно.

Старинная архитектура (по финским меркам начало прошлого века – это очень далекое прошлое) – деревянная и красивая. Современная отличается от старинной разительно, это всегда много стекла и продуманное удобство, которое тоже умудряется быть красивым. Можно спорить о том, является Финляндия частью Скандинавии или нет, но свои жилища финны обустраивают обстоятельно и с истинно скандинавским вкусом.

Биатлон в Контиолахти – Финляндия

В эти дни внимание всех любителей биатлона приковано к происходящему в Контиолахти, небольшом финском городе, где неделю назад был дан главный старт сезона, Чемпионат мира по биатлону 2015. Довольно неожиданно и спонтанно получилось так, что 8 марта я оказался на биатлонном стадионе, где прошло две гонки, от души поболел за наших, а заодно изучил, как устроены соревнования такого уровня. Раньше мне доводилось бывать на футболе, на хоккее и даже на закрытии Олимпийских игр, но биатлон – совершенно новый для меня опыт, о котором я решил рассказать. Надеюсь, эта статья будет интересна не только тем, кто переживает за выступление нашей сборной, но и людям, далеким от биатлона, но желающим знать, каково это – смотреть биатлон прямо на стадионе.

8 марта в Контиолахти прошло две гонки преследования, она же пасьют. Для незнакомых с биатлонной терминологией поясню, что пасьют – динамичная и контактная гонка, в которой спортсмены стартуют в соответствии с результатами, показанными в прошедшем накануне спринте: тот, кто в спринте пришел к финишу первым, в пасьюте стартует также первым, тот, кто пришел с отрывом в десять секунд, стартует на десять секунд позже, и так далее. На первый взгляд такая система может показаться несправедливой – больше всего шансов на победу имеет тот, кто уже взял золото в спринте, – но во время самой гонки может произойти все, что угодно, и это делает пасьют одним из самых зрелищных видов гонок.

Впрочем, говоря о зрелищности, я имею в виду в первую очередь телевизионную картинку: увидеть со своего сектора всю трассу длиной в 2,5 километра невозможно физически, поэтому 90% всей информации, важной для понимания происходящего на трассе, зрители в любом случае узнают с больших экранов и от комментаторов. Увидев на экране комментаторское трио, я аж вздрогнул: тот, что слева, был как две капли воды похож на мужика, с которым я сидел в сауне отеля прошлым вечером. Разница была лишь в том, что, во-первых, комментатор был одет, а, во-вторых, лихо шпарил сразу на нескольких языках, в зависимости от ситуации выдавая комментарий на английском, немецком либо французском. Два других комментатора вещали по-фински и по-русски.

Вначале должны были бежать мужчины. Шансов на медаль у нас было не так уж много: первый из россиян, Евгений Гараничев, стартовал шестым с задержкой в 36 секунд, вторым был Антон Шипулин, который бежал на 18-й позиции с задержкой в 1 минуту 3 секунды. Именно его, сосредоточенно готовящегося к гонке, вы видите на этом снимке.

Рынок Hietalahden Kauppahalli – Хельсинки, Финляндия

Ходить по рынкам – мое излюбленное занятие, даже если при этом ничего не покупать, а просто смотреть по сторонам. Приезжая в новую для себя страну или город, я всегда стремлюсь попасть на местный рынок: где еще путешественнику так близко можно посмотреть на жизнь изнутри? Про рынки Хельсинки – открытый рынок и старый рынок близ Сенатской площади – я уже писал в далеком 2010-м году. В ту пору паромы, которые ходят между Санкт-Петербургом и Хельсинки, швартовались в Южной гавани, и от причала до этих рынков было рукой подать. Теперь паромы Princess Maria и Princess Anastasia приходят в Западную гавань, но и здесь поблизости есть один из знаковых рынков Хельсинки – Hietalahden Kauppahalli.

Рынок Hietalahden Kauppahalli в Хельсинки

Вновь открытый не так давно после десятилетнего перерыва, рынок Hietalahden субботним утром выглядит довольно безлюдным. Большая часть лавок уже открыта, но продавцы либо скучают, либо только начинают выкладывать свой товар. Погода хорошая, потенциальные покупатели предпочитают выпить кофе на свежем воздухе, так что можно не торопиться.

Ассортимент довольно стандартный для финских рынков. Хватает колониальных товаров – оливок разного посола, вяленых томатов, маринованных овощей и тому подобной всячины.

Паром Хельсинки-Таллин

Каждый, кто хотя бы мельком видел карту Балтийского моря, знает, что от Хельсинки до Таллина – рукой подать. Добираться из одной столицы в другую сухопутным путем в голову придет разве что сумасшедшему – перспектива провести 12 часов в дороге, не считая двух границ, победит любую боязнь перелетов или морских путешествий. Выход? Паром Хельсинки-Таллин. И если перелеты традиционно и вполне оправданно считаются более затратным методом путешествий, то морское сообщение между Хельсинки и Таллином налажено давно и развивается очень активно.


Порт остается за кормой парома Хельсинки-Таллин…

Интерес российских туристов к обеим странам – огромный. Вызвано это целым рядом факторов, но Финляндия прочно удерживает верхние позиции в списке самых любимых россиянами стран (Эстония отстает, но ненамного), а наличие регулярного паромного сообщения позволяет посетить две страны за один визит – скажем, въехать через Финляндию, а вернуться через Эстонию, как мы и сделали в прошлый раз, преодолев Балтику на пароме, идущем из Хельсинки в Таллин. О том, какие паромы ходят между скандинавской и прибалтийской столицами, я и расскажу.