Путевые заметки Алексея Онегина
Обрывки впечатлений

Монополия как сомнительное средство борьбы с алкоголизмом

Как известно, с проблемой алкоголизма в разных странах борются по-разному. Где-то не борются вообще – других дел хватает. Где-то полагаются на социальную рекламу и другие способы повышения сознательности. Но считается, что наиболее эффективный метод все-таки лежит в области репрессий – если сделать алкоголь менее доступным, подняв его цену, сократив разрешенное время продажи или вообще убрав с прилавков, его потребление снизится.

Монополия как сомнительное средство борьбы с алкоголизмом фото

В рейтинге потребления алкоголя на душу населения наша страна традиционно занимает первые строчки, но мы не единственные, кто вынужден решать эту проблему. И какими бы убедительными ни были рассказы о том, что-де на Руси всегда пили, пьют и пить будут, наиболее самоотверженных алкашей я видел не в России, а в соседней Финляндии. Чартер из Хельсинки – прекрасное место, чтобы расширить свои представления о человеческих возможностях: стюард, проходящий по рядам, останавливался у каждого (sic!) пассажира, который заказывал стандартный набор – маленькая бутылочка шампанского, баночка водки, баночка томатного сока. Вместо шампанского иногда было вино или пиво, вместо водки джин или виски, вместо сока тоник или кола. Этим разнообразие исчерпывалось. Пройдя до конца салона, стюард вернулся и снова начал свой путь, а потом проделал это еще раз. В отличие от наших людей на отдыхе, финские туристы не вставали со своих мест, объединяясь по интересам, не пытались познакомиться с симпатичными дамами и, к счастью, не устраивали драк. Им было не до этого. Они были сосредоточены настолько, словно занимались самым важным делом в жизни. Когда по прилету каждый второй выходил из самолета, держась за стену, я не удивился, хотя не видел такого ни до, ни после.

В Финляндии, как и по всей Скандинавии, установлена государственная монополия на торговлю алкоголем, но проблемы если не алкоголизма, то во всяком случае высокого потребления спиртного полностью решить она не в состоянии: его уровень остается одним из самых высоких в мире.

И именно в этом месте мой внутренний экономист чувствует какой-то подвох.

Монополия как сомнительное средство борьбы с алкоголизмом фото

Задумайтесь сами. В самой сути государственной монополии на алкоголь уже заложен конфликт интересов, поскольку такая монополия преследует сразу две цели: во-первых, увеличить рост поступлений в бюджет (для чего люди должны пить больше), во-вторых, снизить потребление алкоголя на душу населения (для чего люди должны пить меньше).

Разумеется, цель максимизации прибыли не декларируется никогда и нигде, но если отвлечься от социального аспекта и рассуждать логически, такая монополия – настоящая золотая жила. Только представьте: у вас есть все рычаги для регулирования цены (ведь вы – государство), вам не нужно тратиться на рекламу (ведь больше купить спиртное все равно негде), наконец, вы работаете на рынке с традиционно высоким спросом. Станете ли вы собственноручно ломать этот спрос, будучи в своем уме? Разве что до уровня “покупатель купил одну бутылку водки вместо двух, но заплатил как за три”.

Такой подход сродни платной медицине: врач, который лечит за деньги, в последнюю очередь заинтересован в том, чтобы все стали здоровыми, но согласится работать меньше, получая при этом больше. Но медицина – явление немного из другой оперы, да и тяга к алкоголю, в отличие от болезней, на ровном месте не появляется. В общем, я считаю, что государственная монополия на алкоголь – отличное коммерческое предприятие, но весьма посредственный способ борьбы с алкоголизмом. Пример стран, где она введена, мои домыслы подтверждает.

Монополия как сомнительное средство борьбы с алкоголизмом фото

Как же бороться с таким безусловным злом, как алкоголизм? На мой взгляд – только просвещением и внедрением того, что называют культурой пития. Лучше каждый день выпивать бокал-другой вина, чем раз в месяц – бутылку водки, особенно учитывая, что первую модель потребления можно сохранять всю жизнь, а вторая, как показывает практика, довольно быстро приводит к тому, что человек, что называется, срывается в штопор.

А что об этом думаете вы? Как бы вы поступили, если бы завтра вам позвонили из правительства и предложили возглавить борьбу с алкоголем?..

5545564

Комментарии
1 Olga Kor 7 September 2016Ответить

Актуальная тема. Но решение проблемы практически невозможно. Вырастить здоровое, сознательное поколение с высокой культурой поведения очень сложно, а бороться с тем, что имеем сейчас, бессмысленно. К сожалению. Хотя бы сделали элементарный шаг, не продавать алкоголь для распития в самолетах, в duty free запечатывали пакеты (в некоторых так делают), поскольку сидеть несколько часов рядом с выдыхателем алкоголя пытка невероятная, даже если он “тихий”. Только вчера летела рядом с таким алкашом, от которого разило перегаром со вчера+свежедобавленное…. Ужасно ощущение беспомощности, надо просто терпеть. И где мои права на чистый воздух? То же самое относительно курильщиков. К примеру, я не выношу ядовитого запаха крепких алкогольных паров и пьяные бормотания, это своего рода аллергия. А кого это волнует? Вы правы, воспитательная работа должна быть, просвещение, внедрение… Но политика государства должна быть всеобъемлющей и достаточно жесткой. Сомневаюсь, что в руководство страны придут когда-нибудь трезвенники. ))) А всё оттуда, по большому счету. Указы, постановления и огромные штрафы. А главное, неукоснительное соблюдение всего этого на местах. Думаю, именно большие материальные потери поправили бы ситуацию в немалом проценте, на данный момент. (In My Humble Opinion)

2 Алексей Онегин 7 September 2016Ответить

Насколько я знаю, все авиакомпании запрещают распивать алкоголь, принесенный с собой, так что если кто-то это делает, то тайком и на свой страх и риск. Уж не знаю, как именно запах выдыхателя алкоголя из дьютика отличается от запаха выдыхателя легитимного алкоголя, который продают на борту, но вам, возможно, станет легче. 🙂

Что же касается жесткой политики, то вы пишете “указы, постановления и огромные штрафы” – но не пишете, указы про что, постановления о чем и огромные штрафы за что. Что запрещать-то будем?..

3 Olga Kor 7 September 2016Ответить

Да, надо было написать “на борту”, а не “продавать алкоголь в самолетах”, чтобы было понятно. ))) Юристы знают что писать в указах и постановлениях, они их сочиняют километрами. Повод, разумеется, по поднятой Вами, теме. Штрафы? Дебош на борту – месяц испр.работ+100 тыс за 1й раз (занести в базу данных по авиарейсам) и так далее. Здесь важнее, что ты в “черном списке”. Что тут сложного?

4 Алексей Онегин 7 September 2016Ответить

Опять не понял, так вы только про самолеты говорите? Видимо, у вас что-то очень личное к самолетным выдыхателям алкоголя, а все остальные, думаю, понимают, что они (даже если довеском к выдыханию алкоголя они устраивают дебош, из-за чего самолет заходит на экстренную посадку) – не самое массовое и не самое серьезное бедствие, порожденное алкоголем.

5 Olga Kor 7 September 2016Ответить

Так, Вы про самолеты, поэтому я по теме. ))) К счастью, никому из нас не позвонят из правительства, посему “Что-ж, мы с тобой поговорили
…Похоже снова не о чем
Спасибо нервы хоть остыли
…Остался каждый при своем” (В.Веледницкий), орфография автора

6 Николай 11 September 2016Ответить

актуально, тем более что в некоторые годы из прошлого поступления с налога от продажи спиртного составляли не то 2/3, не то 3/4 от всех доходов российской казны. боюсь, полумерами тут не не добьешься эффективных результатов, поэтому уж лучше сухой закон. в России в течение 20-го века он вводился дважды, и всегда сопровождался ростом рождаемости, уменьшением мужской смертности и т.п. как минус – вся эта органолептика вина и пива будет нам недоступна, по крайней мере, в нынешних пределах

7 Алексей Онегин 11 September 2016Ответить

Именно потому, что сухой закон на нашей памяти уже вводился, и его последствия очевидны и просчитываемы, предлагать его ввести сейчас – чистой воды саботаж. Кроме органолептики, тут еще столько всего повылазит, от теневого бизнеса и до массовых отравлений суррогатами, что только этого нам сейчас и не хватало.