Маяк на полуострове Рейкьянес

Залог успешного путешествия – грамотное и вдумчивое планирование, сдобренное щедрой щепоткой импровизации. Во время поездки в Исландию эта истина подтвердилась в очередной раз, добавив приятного послевкусия нашему и без того переполненному багажу впечатлений. Но обо всем по порядку.

Исландский пейзаж

Шел третий день супернасыщенной программы и я, если честно, даже начал уставать, не столько физически, сколько от обрушившегося на меня груза красот и впечатлений – да-да, от приятных эмоций тоже можно устать, это я понял со всей очевидностью. А Исландия с небрежностью фокусника, достающего из колоды уже шестого туза, продолжала подбрасывать новые открытия – например, гидроэлектростанцию в обрамлении красивейшего пейзажа, внутри которой обнаружилось что-то вроде музея с интерактивными экспонатами, двумя приветливыми девушками, вай-фаем и бесплатными напитками.

Гидроэлектростанция в Исландии

В общем, казалось, что мы уже увидели все. К счастью, по пути подвернулся Vinbudin, так что я пересел на пассажирское сиденье и дальнейший отрезок дороги провел в куда более приподнятом настроении. Прямо вдоль шоссе свободно прогуливались бараны, которые уже тысячу лет чувствуют себя полноправными хозяевами здешних степей и предгорий.

Исландские бараны

За окном проплывали марсианские пейзажи.

Марсианский пейзаж

Вдруг в стороне от шоссе показались уже знакомые по Долине гейзеров клубы поднимающегося над землей пара – место выхода на поверхность термальных вод (видите, каких словечек я поднабрался всего лишь за три неполных дня?!). “Поворачиваем!” – тоном, не терпящим возражений, скомандовал я, и мы свернули с неширокого, но асфальтированного шоссе на грунтовку.

Геотермальные воды в Исландии

Впереди показался шлагбаум, точнее, два столбика, между которыми натягивается цепь со знаком, запрещающим дальнейший проезд. Однако цепь лежала на земле, что я истолковал как приглашение, и мы двинулись дальше, к стоявшим в отдалении шатрам, из которых валил пар. Навстречу нам двигалась машина с людьми в униформе, но поворачивать назад было уже поздно, так что я просто сделал лицо кирпичом. Мужчины в униформе проводили нас удивленными взглядами, а шатры оказались геотермальной электростанцией, которая забирает термальные воды, превращая их в горячую воду для отопления и электроэнергию.

Геотермальная электростанция

Подобравшись чуть ближе, я вышел из машины и сфотографировал стелющийся по земле пар немного ближе. Впрочем, стоять рядом с трубами, в которых находился кипяток под огромным давлением, было неуютно. Мы сделали крюк, нечаянно заехав на основную часть электростанции, повернули назад и вернулись все к тем же столбикам, между которыми на сей раз была натянута цепь. “Так вот зачем, оказывается, ехали мужчины в униформе”, – подумал я, снимая цепь, чтобы мы могли выехать.

Геотермальные воды в Исландии

На этом обязательная часть программы была выполнена – впрочем, она была выполнена еще утром, – и мы двинулись в сторону аэропорта. Шел десятый час, хотя солнце по-прежнему висело в зените, времени до вылета было полно, и тут перед самой развилкой на аэропорт мы спонтанно решили ехать дальше, в поселение Гардур на самом краю Исландии. Гардур не подвел.

Полуостров Рейкьянес, Исландия

На краю Исландии расположился небольшой и очень милый городок, в котором нашлось место пляжу, кемпингу, и небольшому ресторану с кафе, которые, впрочем, уже закрылись. Взгляд притягивал огромный маяк, рядом с которым притулился старый баркас.

Полуостров Рейкьянес, Исландия

Второй маяк обнаружился чуть поодаль, он стоял на бетонной платформе, вынесенной в море. Видимо, сначала построили этот маяк, а уже потом соорудили другой, побольше, так что его не пришлось ставить на самом краю земли.

Маяк в Исландии

Где-то там вдалеке должна быть Гренландия, но ее не видно, зато видно морских птиц, которые устроили на этих негостеприимных на первый взгляд скалах настоящее гнездовье и смотрели на меня косо и настороженно.

Гнездовье морских птиц, Исландия

Солнце и не думало заходить. Если я что-то и понял за три дня в Исландии, так это то, что наши, питерские белые ночи можно назвать белыми лишь с большой натяжкой. Настоящая белая ночь – это когда солнце висит в небе весь день и всю ночь, и световой день сменяется короткой зарей из разряда “солнце стало заходить, но передумало”.

Полуостров Рейкьянес, Исландия

Ну а мы, покинув Гардур, отправились в аэропорт, на сей раз уже по-настоящему. Цените возможности, которые у вас появляются, не забывайте иногда отходить от заранее составленного плана, и судьба одарит вас новыми приключениями!

5545564

Комментарии