Замок с видом на Кварнер

На узкой перемычке, что соединяет континентальную Хорватию с полуостровом Истрия, на почти одинаковом удалении от Риеки и Опатии, стоит небольшой город Кастав. Риека – крупнейший порт Хорватии, бывший итальянский Фиуме, вокруг которого столетие назад развернулась романтически-детективная история, о которой я рассказывал в своей статье про город Пула. Опатия – центр Опатийской ривьеры в сердце залива Кварнер, знаменитого своими спокойными водами и мягким климатом. Неудивительно, что на фоне таких “старших братьев” Кастав несколько теряется, и знают о нем немногие.

Между тем это очень самобытный и в чем-то уникальный городок, и не заехать в него по пути на Истрию было бы непростительно.

Дело даже не в том, что Кастав стоит на высоком холме, с которого открывается изумительный вид на залив Кварнер…

Трюфельная столица Истрии

Сравнительно небольшой пятачок в центре Европы, охватывающий север Италии и юг Франции, прочно держит славу гастрономического места силы: именно здесь добывают Его величество трюфель, белый пьемонтский и черный перигорский. Но трюфели, разумеется, растут не только там – их различные разновидности можно найти по всему миру, от Финляндии до Китая, от Смоленской области до Крыма. Хорватский полуостров Истрия в этой системе координат тоже находится на периферии, но в действительности растущие здесь трюфели мало чем уступают своим именитым родственникам.

За звание трюфельной столицы Истрии, а значит, и всей Хорватии, борются два города – Мотовун и Бузет. Общего у них, по правде сказать, гораздо больше, чем отличий: оба – небольшие старинные городки, расположенные на холмах и окруженные лесами, в которых и идет охота (а именно так называется этот промысел) на драгоценный сумчатый гриб. Исторический центр Мотовуна, пожалуй, чуть побольше и чуть поцветастее, чем у Бузета, к тому же вокруг него живописно раскинулись виноградники, зато именно в Бузете проводится ежегодный фестиваль трюфелей. Сегодня я расскажу вам только про Мотовун, где мне больше повезло с погодой, но все впечатления от него можно смело распространять и на Бузет тоже.

Как уже говорилось выше, чтобы попасть в старый Мотовун, придется взобраться на холм, причем дальше ворот, за которыми начинается город, на машине вас не пустят, ее придется оставить у старого кладбища, возле которого открываются фантастические виды на окружающую долину.

Дальше вас ждет подъем по брусчатым улицам, окруженным каменными домами с деревянными ставнями, которые выглядят точь-в-точь как в Италии.

Эти улицы полны удивительных деталей, если вы умеете их искать.

Очаровательные, открыточные домики здесь тоже на каждом углу, но это еще не Мотовун, это лишь его предвестие.

Пореч и Новиград

Хотя я обычно так не делаю, в сегодняшней статье речь пойдет сразу о двух городах – Порече и Новиграде. Почему я решил их объединить? Дело в том, что города это небольшие, по несколько тысяч жителей каждый, к тому же я прекрасно знаю, что читать про незнакомые места, где ты вряд ли скоро побываешь, не очень увлекательно. Надеюсь, что от объединения выиграют не только Пореч и Новиград, но и мы с вами, поскольку этот пост получится более интересным, чем если бы я разделил его на два.

Начнем мы с Пореча. Название звучит совершенно по-славянски, но обманываться не стоит – очевидно, пришедшие на Истрию хорваты просто переиначили на свой лад латинское Парентиум, как назывался этот город еще во времена Рима. Там же берет начало и итальянское название города – Паренцо.

Пореч – городок очень тихий.

Это, например, одна из его центральных улиц. Кажется, гуляя здесь, иной раз можно не встретить вообще никого.

Хорватский язык – это лингвистический праздник. И самое главное – все понятно даже без угрожающего рисунка!

Самый итальянский город Истрии

Как известно, весь полуостров Истрия какое-то время был итальянским, а итальянское влияние испытывал и того дольше. Интереснейшая история, например, связана с “воротами” полуострова, городом Риека. Этот город, ныне крупнейший порт Хорватии, в свое время был центром небольшого государства, республики Фиуме (как называют его по-итальянски). Случилось это так.

После падения Австро-Венгрии Фиуме стал яблоком раздора между Италией и Государством Словенцев, Хорватов и Сербов. Определить принадлежность спорного города пытались дипломатическим путем, но итальянский поэт-романтик Габриэле д’Аннунцио с этим не согласился. Во главе небольшого отряда таких же, как и он сам, сторонников “итальянского мира”, д’Аннунцио без единого выстрела занял Фиуме, разоружив занимавшие его войска Антанты, после чего прочитал перед ликующей толпой пламенную речь. Республика Фиуме продержалась больше года, но давление мирового сообщества не позволило Италии признать ее (не говоря уже о присоединении). Впрочем, несколько лет спустя, когда держава Муссолини окрепла и набрала силу, Фиуме все же был присоединен к Италии, но это уже совсем другая история.

Однако в то время, когда Фиуме переходил из рук в руки, принадлежность собственно Истрии вопросов ни у кого не вызывала: Италия, и точка. Сейчас от тех времен остались лишь дублирующиеся названия улиц и городов, местная кухня, столь подозрительно похожая на итальянскую, и мощеные улицы с милыми домами, которые могут быть только в Италии. Какой же из городов Истрии показался мне наиболее итальянским?..

Прогулка по Лимскому каналу

Как я написал в своей заметке про знакомство с Лимским каналом, оно, это знакомство, было достаточно коротким, но на следующий день получило неожиданное продолжение. Почему же я решил снова отправиться к Лимскому каналу? Дело в том, что погода стояла отличная, а место это само по себе настолько красивое…

Так, стоп, кого я обманываю? Просто проснулся с утра и захотел устриц.

Конечно, это не единственная причина: мы выехали из Ровиня в сторону Новиграда, так что Лимский канал в любом случае был по пути. Но завтрака с устрицами не вышло: рыбная лавка была наглухо закрыта, а описанный мной в прошлом опусе ресторан “Викинг” предложил вернуться через часик. Ситуация грозила стать патовой, но тут в нее вмешался бодрый мужичок в тельняшке, который на смеси немецкого и хорватского принялся зазывать нас прокатиться на лодочке.

Узнав в нас представителей братского славянского народа, он сделал такую скидку, что отказываться было попросту неприлично (впрочем, основной причиной этой щедрости, подозреваю, был небольшой дождик и практически полное отсутствие на набережной других людей), и я неожиданно согласился, хотя ни на какую лодочку не собирался. Сейчас, говорю, только устриц куплю и вина. Ай молодца, порадовался моей выдумке мужичок, и направил меня в соседний ресторан, который, не в пример “Викингу”, был уже открыт.

Там меня сперва не поняли – мол, как это, устриц, но с собой? – но потом все же продали пакет с ракушками и бутылку местной мальвазии (здесь скидку, увы, уже не предложили), после чего мы торжественно взошли на борт комфортабельного прогулочного судна, заняв самые лучшие места.

Судно, впрочем, было небольшим, поэтому до самого моря мы не пошли – развернулись, немного не доходя до рыбной фермы с садками, в которых выращивают рыбу.

Главный амфитеатр Хорватии

Пула – самый большой город Истрии: здесь есть международный аэропорт, который летом забит туристами, а все автомобили полуострова, как я уже писал в своем рассказе про Ровинь, регистрируют в Пуле, независимо от того, где живут их владельцы. Но о самой Пуле – в другой раз, сегодня речь пойдет о древнеримском амфитеатре, который считается одним из наиболее хорошо сохранившихся на территории бывшей Pax Romana. Дальше – много фотографий арены и целых две панорамы для скрупулезного разглядывания.

Арена Пулы – ровестница нашего тысячелетия, и единственная дошедшая до наших дней, сохранив все четыре башни и три яруса. То, что осталось от одной из четырех башен, выглядит примерно так.

Разумеется, все эти две тысячи лет амфитеатр неумолимо разрушался, особенно после того, когда были запрещены гладиаторские бои – основное зрелище, собиравшее полную арену. Уже во времена Австро-Венгрии он был основательно отремонтирован, подвергался реконструкции и в дальнейшем, так что отличить участки разного времени постройки или починки можно невооруженным глазом.

Знакомство с Лимским каналом

Этот уникальный и живописный природный феномен называется Лимский канал или, реже, Лимский фьорд. Если подходить к вопросу формально, ни фьордом, ни каналом он не является: на самом деле это вдающийся вглубь полуострова Истрия вытянутый и узкий залив в обрамлении высоких гор, объявленный заповедной зоной.

Лимский залив также известен как место проживания устриц: соленость воды в заливе чуть ниже, чем в Адриатическом море, поэтому она хорошо подходит для разведения устриц, мидий и других моллюсков. Находится Лимский канал недалеко от города Ровинь, устрицами, при своих неоспоримых достоинствах, не изобилующем. Что ж, если устрицы не идут к нам сами, придется брать инициативу в свои руки, решил я и отправился на Лимский канал.

Деревянный домик на сваях, отрекомендованный на карте в качестве места обитания устриц, оказался чрезвычайно гостеприимен. Но, увы, не для всех. Сперва его оккупировали не то немецкие, не то австрийские туристы, внимавшие рассказу о разведении устриц и поминутно оглядывавшиеся в сторону мужика в футболке, споро открывавшего устриц одну за другой, а затем, когда с моллюсками и туристами было покончено, устричный домик решил, что для него на сегодня хватит, и закрылся.

Оставалось побродить вокруг, что я и сделал. Берег был в буквальном смысле завален раковинами от устриц, которые хрустели под ногами.

Самый красивый город Адриатики

Полуостров Истрия – самая северная часть Хорватии, лежащая на Адриатическом побережье. Впрочем, говорить так не совсем верно, ведь часть полуострова принадлежит Словении. Так, там находится красивейший, как говорят, город Копер, но пока я там не побываю, останусь в убеждении, что самый красивый город Адриатики – Ровинь.

Ровинь (ударение на “и”), он же Ровиньо в итальянской транскрипции. Ничего удивительного: каждый мало-мальски значимый населенный пункт Истрии имеет двойное название, на хорватском и на итальянском, поскольку на протяжении многих веков полуостров принадлежал Венецианской республике, а после развала Австро-Венгрии вошел в состав Италии, где и находился вплоть до Второй Мировой. Достаточно сказать, что само название “Истрия” – итальянское: и хорваты, и словенцы называют полуостров “Истра”.

По облику Ровинь – ну чисто Италия в лучшем ее проявлении, древнем, солнечном и самобытном. Каменные мостовые, разноцветные стены, деревянные ставни, покатые черепичные крыши, открыточные виды на каждом шагу – все на месте.

Гулять по Ровиню сплошное удовольствие – это не самый маленький и не самый большой город Истрии, в самый раз, чтобы бродить по нему, не заглядывая в карту с мыслью “ну сколько там еще осталось?!”, но и не чувствуя себя в одиночестве.

Предчувствие Хорватии

Хорватия возникла на моем горизонте совершенно внезапно: не самая близкая, не самая большая, не самая известная из славянских стран, она долгое время оставалась для меня совершенной загадкой. Редкие исключения из этого правила обычно относились к футболу: фееричная победа сборной Хорватии над сверхмотивированной Англией, которая вывела Россию Гуса Хиддинка на ставшее бронзовым Евро-2008, защищавший цвета Зенита Ивица Крижанац, поигравший за ЦСКА его тезка Олич да нынешний капитан Локомотива Ведран Чорлука – вот, пожалуй, и все в моей жизни, что имело хоть какое-то отношение к Хорватии.

И вдруг все изменилось. Я еду в Хорватию!

Авиасообщение с Хорватией, особенно после окончания туристического сезона, хромает у нас на обе ноги. Наиболее удобным и приемлемым по деньгам оказался перелет через Москву – рейсы в Загреб отправляются из Шереметьево раз в сутки. Я заранее обзавелся путеводителем и прилежно прочитал внушительную книгу по истории Хорватии, но все равно летел в Загреб, зная о стране безумно мало. Это сыграло свою роль: в отсутствие завышенных ожиданий испортило восторг от Хорватии не смогло ничто.

Как я знаю из той самой книжки, современная Хорватия была практически собрана по частям, а хорватскому народу пришлось заново обретать свою государственность. Видимо, этим и объясняются необыкновенные отличия между разными регионами этой небольшой страны – но на момент прибытия в Загреб я об этом, разумеется, не знал. Так Загреб стал для меня лишь предчувствием Хорватии, но не ей самой.

Надо сказать, на настоящую столицу Загреб похож не очень, и не особо при этом старается: до середины XIX века он даже не был единым городом (по крайней мере, административно). Столицей же независимого государства Загреб впервые стал и вовсе лишь в 1991 году.