Самый красивый город Майорки

Сегодня я предлагаю вам отвлечься от чудесной Хорватии, рассказами о которой я развлекал вас в последнее время, и мысленно перенестись еще дальше, на испанский остров Майорка, что в Средиземном море. Впрочем, испанским этот остров можно назвать лишь отчасти, поскольку балеарцы – а именно так называют жителей Майорки и близлежащих островов – считаются отдельным народом, близким к каталонцам.

Остров Майорка популярен среди любителей пляжного отдыха, особенно почему-то немецких, но мне он не понравился. Впрочем, ко всему острову это не относится, и сегодня речь как раз об исключении из этой закономерности, городке Вальдемосса, который я нашел единственным по-настоящему интересным местом на острове. Фотографий будет много, поэтому рассуждения постараюсь пропорционально сократить.

Но рассказать о том, чем мне понравилась именно Вальдемосса, все же придется. Начну издалека. Сейчас стало модным искать в путешествиях разный треш, который выдают за некую настоящесть, без которой любое путешествие превращается в турпоездку. Треш, понятное дело, удается найти не везде, так что в этом случае фотографируют какие-нибудь урны, парковки, щетки для обуви и тому подобную хрень. Звучит смешно, но главное в этом деле – не дать ни малейшего повода для подозрений в том, что тебе нравится то же, что обычно нравится нормальным людям, ведь если тебя интересуют достопримечательности, значит, ты турист, а это самое страшное оскорбление.

К счастью, у меня нет причин быть неискренним, напяливая шутовской колпак и одновременно пыжась выставить условную поездку в Финляндию – самое скучное и обыденное, что вообще возможно в путешествиях – как опасную вылазку в чужеродную среду. Я могу позволить себе сказать правду: да, мне нравятся достопримечательности. Разумеется, шумиха вокруг какой-нибудь Эйфелевой башни или Собора Святого Петра не может не раздражать, но старинная архитектура, облупившаяся краска, приветы из древности, текстуры, мелкие детали и тому подобные милые сердцу знаки радуют меня куда больше, чем какой-нибудь вид бомжа, спящего на остановке.

И Вальдемосса в этом смысле – ровно тот самый город, который мне нравится.

Замок с видом на Кварнер

На узкой перемычке, что соединяет континентальную Хорватию с полуостровом Истрия, на почти одинаковом удалении от Риеки и Опатии, стоит небольшой город Кастав. Риека – крупнейший порт Хорватии, бывший итальянский Фиуме, вокруг которого столетие назад развернулась романтически-детективная история, о которой я рассказывал в своей статье про город Пула. Опатия – центр Опатийской ривьеры в сердце залива Кварнер, знаменитого своими спокойными водами и мягким климатом. Неудивительно, что на фоне таких “старших братьев” Кастав несколько теряется, и знают о нем немногие.

Между тем это очень самобытный и в чем-то уникальный городок, и не заехать в него по пути на Истрию было бы непростительно.

Дело даже не в том, что Кастав стоит на высоком холме, с которого открывается изумительный вид на залив Кварнер…

Трюфельная столица Истрии

Сравнительно небольшой пятачок в центре Европы, охватывающий север Италии и юг Франции, прочно держит славу гастрономического места силы: именно здесь добывают Его величество трюфель, белый пьемонтский и черный перигорский. Но трюфели, разумеется, растут не только там – их различные разновидности можно найти по всему миру, от Финляндии до Китая, от Смоленской области до Крыма. Хорватский полуостров Истрия в этой системе координат тоже находится на периферии, но в действительности растущие здесь трюфели мало чем уступают своим именитым родственникам.

За звание трюфельной столицы Истрии, а значит, и всей Хорватии, борются два города – Мотовун и Бузет. Общего у них, по правде сказать, гораздо больше, чем отличий: оба – небольшие старинные городки, расположенные на холмах и окруженные лесами, в которых и идет охота (а именно так называется этот промысел) на драгоценный сумчатый гриб. Исторический центр Мотовуна, пожалуй, чуть побольше и чуть поцветастее, чем у Бузета, к тому же вокруг него живописно раскинулись виноградники, зато именно в Бузете проводится ежегодный фестиваль трюфелей. Сегодня я расскажу вам только про Мотовун, где мне больше повезло с погодой, но все впечатления от него можно смело распространять и на Бузет тоже.

Как уже говорилось выше, чтобы попасть в старый Мотовун, придется взобраться на холм, причем дальше ворот, за которыми начинается город, на машине вас не пустят, ее придется оставить у старого кладбища, возле которого открываются фантастические виды на окружающую долину.

Дальше вас ждет подъем по брусчатым улицам, окруженным каменными домами с деревянными ставнями, которые выглядят точь-в-точь как в Италии.

Эти улицы полны удивительных деталей, если вы умеете их искать.

Очаровательные, открыточные домики здесь тоже на каждом углу, но это еще не Мотовун, это лишь его предвестие.

Мадрид: Монструозная Мощь Монументальности

Первое впечатление от Мадрида звучит так: монументальность. Второе, третье, а также четвертое и пятое впечатления звучат точно так же. Времена, когда Испания по-хозяйски распоряжалась обитаемым миром и на море, и на суше, давно позади, но ее столица выглядит все так же внушительно и… Ну да, монументально.

Что самое интересное, здешние проспекты – не самые широкие в Европе, а здания – не самые высокие и не самые помпезные, однако в них соблюден настолько тонкий баланс между сквозящей в них мощью и красотой, что случайный наблюдатель оказывается сражен наповал.

Жителям Мадрида такое благоговение, конечно же, не знакомо – они неспешно гуляют или, напротив, торопливо мчатся по улицам, не обращая особого внимания на внушительность окружающего их городского ландшафта.

Красивейшие таблички на домах для них – не более чем не заслуживающая внимания мелочь.

Пореч и Новиград

Хотя я обычно так не делаю, в сегодняшней статье речь пойдет сразу о двух городах – Порече и Новиграде. Почему я решил их объединить? Дело в том, что города это небольшие, по несколько тысяч жителей каждый, к тому же я прекрасно знаю, что читать про незнакомые места, где ты вряд ли скоро побываешь, не очень увлекательно. Надеюсь, что от объединения выиграют не только Пореч и Новиград, но и мы с вами, поскольку этот пост получится более интересным, чем если бы я разделил его на два.

Начнем мы с Пореча. Название звучит совершенно по-славянски, но обманываться не стоит – очевидно, пришедшие на Истрию хорваты просто переиначили на свой лад латинское Парентиум, как назывался этот город еще во времена Рима. Там же берет начало и итальянское название города – Паренцо.

Пореч – городок очень тихий.

Это, например, одна из его центральных улиц. Кажется, гуляя здесь, иной раз можно не встретить вообще никого.

Хорватский язык – это лингвистический праздник. И самое главное – все понятно даже без угрожающего рисунка!

Мадрид: хамон, хипстеры и генерал Франко

Как вы знаете, перед самым Новым годом я перезапустил свой канал на Youtube и теперь осваиваю новый формат заметок о путешествиях – видеозарисовки из разных стран и городов, где я верчу головой и камерой по сторонам, стараюсь импровизировать и своим гнусавым голосом рассказываю всякое. Традиционный рассказ о Мадриде в формате фотоотчета тоже будет, а пока предлагаю посмотреть на то, какой предстала столица Испании в объективе моей видеокамеры.

Часть первая: вино, хамон и генерал Франко

Апостолы Педро и Пабло, сальные розы и не менее сальные шуточки, балконы и дворцы, Риоха и Рибера, гололед и солнце, Бурбоны и Романовы, Лопе де Вега и генерал Франко, а также медведь твой земляника дерево шатал – в первом выпуске злободневных видеозаметок из Мадрида без цензуры (не считая моей внутренней).

Самый итальянский город Истрии

Как известно, весь полуостров Истрия какое-то время был итальянским, а итальянское влияние испытывал и того дольше. Интереснейшая история, например, связана с “воротами” полуострова, городом Риека. Этот город, ныне крупнейший порт Хорватии, в свое время был центром небольшого государства, республики Фиуме (как называют его по-итальянски). Случилось это так.

После падения Австро-Венгрии Фиуме стал яблоком раздора между Италией и Государством Словенцев, Хорватов и Сербов. Определить принадлежность спорного города пытались дипломатическим путем, но итальянский поэт-романтик Габриэле д’Аннунцио с этим не согласился. Во главе небольшого отряда таких же, как и он сам, сторонников “итальянского мира”, д’Аннунцио без единого выстрела занял Фиуме, разоружив занимавшие его войска Антанты, после чего прочитал перед ликующей толпой пламенную речь. Республика Фиуме продержалась больше года, но давление мирового сообщества не позволило Италии признать ее (не говоря уже о присоединении). Впрочем, несколько лет спустя, когда держава Муссолини окрепла и набрала силу, Фиуме все же был присоединен к Италии, но это уже совсем другая история.

Однако в то время, когда Фиуме переходил из рук в руки, принадлежность собственно Истрии вопросов ни у кого не вызывала: Италия, и точка. Сейчас от тех времен остались лишь дублирующиеся названия улиц и городов, местная кухня, столь подозрительно похожая на итальянскую, и мощеные улицы с милыми домами, которые могут быть только в Италии. Какой же из городов Истрии показался мне наиболее итальянским?..

Алкмар – соблазны и опасности

Сегодня – последний выпуск впечатлений этого года, который, разумеется, просто обязан быть чем-то особенным. По этой причине я решил прервать свой рассказ о Хорватии (продолжение – после новогодних каникул) и вместо этого представить на ваш суд новый для меня формат – путевые видеозаметки.


На картинке для привлечения внимания – Амстердам, потому что в Алкмаре я снимал только видео

Слепой жребий буквально на день забросил нас в небольшой городок Алкмар к северу от Амстердама, который оказался на редкость приятным. Мы обошли Алкмар вдоль и поперек, изучили его достопримечательности и местную еду, обсудили стереотипы о Голландии и историю Нидерландской революции, и поддержали Зенит в матче с местным АЗ, который, увы, в этот вечер оказался сильнее. Все это запечатлено на не столь уж и длинном видео, которое вы можете посмотреть на моем канале или прямо здесь:

Самый красивый город Адриатики

Полуостров Истрия – самая северная часть Хорватии, лежащая на Адриатическом побережье. Впрочем, говорить так не совсем верно, ведь часть полуострова принадлежит Словении. Так, там находится красивейший, как говорят, город Копер, но пока я там не побываю, останусь в убеждении, что самый красивый город Адриатики – Ровинь.

Ровинь (ударение на “и”), он же Ровиньо в итальянской транскрипции. Ничего удивительного: каждый мало-мальски значимый населенный пункт Истрии имеет двойное название, на хорватском и на итальянском, поскольку на протяжении многих веков полуостров принадлежал Венецианской республике, а после развала Австро-Венгрии вошел в состав Италии, где и находился вплоть до Второй Мировой. Достаточно сказать, что само название “Истрия” – итальянское: и хорваты, и словенцы называют полуостров “Истра”.

По облику Ровинь – ну чисто Италия в лучшем ее проявлении, древнем, солнечном и самобытном. Каменные мостовые, разноцветные стены, деревянные ставни, покатые черепичные крыши, открыточные виды на каждом шагу – все на месте.

Гулять по Ровиню сплошное удовольствие – это не самый маленький и не самый большой город Истрии, в самый раз, чтобы бродить по нему, не заглядывая в карту с мыслью “ну сколько там еще осталось?!”, но и не чувствуя себя в одиночестве.

Предчувствие Хорватии

Хорватия возникла на моем горизонте совершенно внезапно: не самая близкая, не самая большая, не самая известная из славянских стран, она долгое время оставалась для меня совершенной загадкой. Редкие исключения из этого правила обычно относились к футболу: фееричная победа сборной Хорватии над сверхмотивированной Англией, которая вывела Россию Гуса Хиддинка на ставшее бронзовым Евро-2008, защищавший цвета Зенита Ивица Крижанац, поигравший за ЦСКА его тезка Олич да нынешний капитан Локомотива Ведран Чорлука – вот, пожалуй, и все в моей жизни, что имело хоть какое-то отношение к Хорватии.

И вдруг все изменилось. Я еду в Хорватию!

Авиасообщение с Хорватией, особенно после окончания туристического сезона, хромает у нас на обе ноги. Наиболее удобным и приемлемым по деньгам оказался перелет через Москву – рейсы в Загреб отправляются из Шереметьево раз в сутки. Я заранее обзавелся путеводителем и прилежно прочитал внушительную книгу по истории Хорватии, но все равно летел в Загреб, зная о стране безумно мало. Это сыграло свою роль: в отсутствие завышенных ожиданий испортило восторг от Хорватии не смогло ничто.

Как я знаю из той самой книжки, современная Хорватия была практически собрана по частям, а хорватскому народу пришлось заново обретать свою государственность. Видимо, этим и объясняются необыкновенные отличия между разными регионами этой небольшой страны – но на момент прибытия в Загреб я об этом, разумеется, не знал. Так Загреб стал для меня лишь предчувствием Хорватии, но не ей самой.

Надо сказать, на настоящую столицу Загреб похож не очень, и не особо при этом старается: до середины XIX века он даже не был единым городом (по крайней мере, административно). Столицей же независимого государства Загреб впервые стал и вовсе лишь в 1991 году.